"

Частный Клуб

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Частный Клуб » Панорама » В имении, в "Ясной Поляне">>


В имении, в "Ясной Поляне">>

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Жил Лев Николаич Толстой
Тачал сапоги себе сам он
Ходил по деревне босой. ©

Но иногда, когда он не тачал сапоги и по деревне не шлялся то, порой, и книжки писал. "Анну Каренину", например.

А у Анны в той книжке  брат был - Стива Облонский. И вот что Лев Николаич о нём написал когда-то очень-очень давно уже.

Степан Аркадьич получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого держалось большинство. И, несмотря на то, что ни наука, ни искусство, ни политика, собственно, не интересовали его, он твердо держался тех взглядов на все эти предметы, каких держалось большинство и его газета, и изменял их, только когда большинство изменяло их, или, лучше сказать, не изменял их, а они сами в нем незаметно изменялись.
Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как иметь шляпу. Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не оттого, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России все дурно, и действительно, у Степана Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело., Вместе с этим Степану Аркадьичу, любившему веселую шутку, было приятно иногда озадачить смирного человека тем, что если уже гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и отрекаться от первого родоначальника -- обезьяны. Итак, либеральное направление сделалось привычкой Степана Аркадьича, и он любил свою газету, как сигару после обеда, за легкий туман, который она производила в его голове. Он прочел руководящую статью, в которой объяснялось, что в наше время совершенно напрасно поднимается вопль о том, будто бы радикализм угрожает поглотить все консервативные элементы и будто бы правительство обязано принять меры для подавления революционной гидры, что, напротив, "по нашему мнению, опасность лежит не в мнимой революционной гидре, а в упорстве традиционности, тормозящей прогресс", и т. д. Он прочел и другую статью, финансовую, в которой упоминалось о Бентаме и Милле и подпускались тонкие шпильки министерству. Со свойственною ему быстротою соображения он понимал значение всякой шпильки: от кого и на кого и по какому случаю она была направлена, и это, как всегда, доставляло ему некоторое удовольствие. Но сегодня удовольствие это отравлялось воспоминанием о советах Матрены Филимоновны и о том, что в доме так неблагополучно. Он прочел и о том, что граф Бейст, как слышно, проехал в Висбаден, и о том, что нет более седых волос, и о продаже легкой кареты, и предложение молодой особы; но эти сведения не доставляли ему, как прежде, тихого, иронического удовольствия.


Может поэтому Лев Николаич - классик?

А будут ли таковыми Акунин или Быков через столько же лет - Бог весть...

0

2

Сергей Ильвовский написал(а):

Может поэтому Лев Николаич - классик?
А будут ли таковыми Акунин или Быков через столько же лет - Бог весть...


Алексеевич, а мы с вами совсем отстали от жизни!
Медведевские модернизаторы от образования уже давно выдают этих пейсатых писарчуков за классиков гусской литературы, и пытаются запихнуть их "произведения" в предложенный Путиным к составлению список 100 книг для обязательного чтения школьников.

Уже со следующего года в некоторых российских школах может быть опробована «модернизированная» программа по литературе.
По сравнению с действующим стандартом, в новую программу не попали Александр Куприн, Николай Лесков, Алексей Толстой.
Из авторов, которые не были обязательны, но традиционно изучались в старших классах, в программу не вошли Виктор Астафьев, Николай Рубцов, Александр Вампилов.
При этом обязательный список авторов второй половины XX века, включая современных, был существенно расширен.
Раньше это были три-четыре автора на усмотрение учителя.
Теперь обязательными стали 16 писателей.
Помимо традиционных Василя Быкова, Виктора Некрасова, Валентина Распутина, Василия Шукшина и Юрия Трифонова, в программу вошли Анатолий Гладилин, Людмила Улицкая, Виктор Пелевин, Владимир Маканин, Василий Аксенов, Юрий Бондарев, Юрий Домбровский, Фазиль Искандер, Асар Эппель, Анатолий Рыбаков, Юрий Рытхэу.
Других вариантов предложенная программа не подразумевает.
Таким образом, число обязательных авторов для старшеклассников выросло с 40 до 50, а количество уроков литературы в старших классах недавно вообще сократилось до двух в неделю.
Изучать исключенных авторов как «факультатив» в таком цейтноте явно не получится.
Подробно об этой новой «модернизированной»  программе по литературе читайте тут http://ruskline.ru/monitoring_smi/2012/ … i_kuprina/


Особенно меня позабавили в этом списке для обязательного изучения в школе такие "классики" современной гусской литературы, как Улицкая и Пелевин.

И правда, ну кому в современной демократизированной российской школе, с большим трудом насаждающей в мозги детей гусского быдла мировые общечеловеческие ценности, нужно ранее изучавшееся там многие годы такое чтиво, как «Хождение по мукам», от какого-то всеми забытого графа-сталиниста А. Толстого?
Кому сейчас нужно это произведение, в котором рассказывается о представителях разложившейся деклассированной интеллигенции, попавших в водоворот революции и гражданской войны?

А кому теперь нужен коммунист Астафьев со своими нравоучительными книгами про войну?
В этих книгах абсолютно отсутствует тема покаяния, и в них даже вообще не упоминаются жертвы сталинских репрессий и холокоста.
С такими писателями и такой литературой страну не десталинизируешь и не дибилизируешь!

Историю страны, и тему войны в частности, дети должны изучать непременно по произведениям Гроссмана и других выдающихся демократов-десталинизаторов таких, как Вася Аксенов и Анатоль Рыбаков.

Гораздо с большим интересом, вместо каких-то странных чудиков-ботаников Куприна и Лескова, детишки в современной школе школе будут читать пелевинские матюги, и изучать похождения наркоманов из «Generation "П"» и свободолюбивой Лисы проститутки А Хули из «Священной книги оборотня», которая не переносит слово «минет». 
«Казус Кукоцкого» еврейки Улицкой, – вот это действительно настоящая жизнеутверждающая неполживая литература для современной молодежи!

А мы с вами все тут про какого-то нерукопожатного графа Толстого вспоминаем…..  http://s46.radikal.ru/i113/0905/a2/115b394dba44.gif

0

3

Чем больше всплывает подробностей о разработанной медведевскими десталинизаторами реформе  преподавания литературы в школе, тем сильнее волосы становятся дыбом.

Поистине чудовищный эксперимент, от которого за версту несет русофобией, затеяли наши «реформаторы» системы образования.
С нового учебного года в некоторых школах в качестве эксперимента станет опробоваться «модернизированная» программа общего (полного) среднего образования по литературе.
И в ней уже не будет места даже для беглого знакомства с творчеством И.А. Крылова, А.Н. Радищева, В.А. Жуковского, А.С. Грибоедова, поэтов пушкинской поры, А.К. Толстого, А.Н. Майкова, Н.С. Лескова, А.И. Куприна, И.С. Шмелева, В.И. Белова, К.М. Симонова, М.В. Исаковского, Н.М. Рубцова и ряда других русских классиков.
Более того, в программе не нашлось места даже для «Евгения Онегина» Пушкина и «Мертвых душ» с «Ревизором» Гоголя!

Казалось бы, составители программы, как это ни преступно с их стороны с профессиональной точки зрения, просто-напросто поменяли классиков на современных авторов? Но на поверку оказывается, что руководствовались они отнюдь не только этим правилом, иначе из программы не исчезли бы имена таких истинно русских мастеров слова, как Н.М. Рубцов, В.И. Белов, А.В. Вампилов.
Значит, дело не только в чисто профессиональной тенденциозности…

Патриотическая педагогическая общественность забила в набат: ведь это значит, что с нового учебного года программа станет «пилотной» для ряда российских школ. Крылова, Грибоедова, Лескова, Куприна там изучать уже не будут, а знакомство с Гоголем, например, ограничится прочтением одного «Невского проспекта».
Зато Пелевину с Улицкой да Мандельштаму с Бродским будет уделено повышенное внимание.

Академик Российской академии наук Всеволод Троицкий пишет в связи с этим на страницах «Русской народной линии»: «Смысл этого документа (программы по литературе. – Прим. KM.RU») соответствует направлению кем-то санкционируемого «сверху» системного разрушения отечественного образования – от Днепрова, Асмолова и Леонтьевой до Фурсенки, Кузьминова и Калины.
Однако «уровень варварства» составителей новой программы значительней, чем в подобных предшествующих циркулярах-рекомендациях.
Сверхзадача последнего документа прозрачна: он приближает филологические знания современного ученика (и без того уже не соответствующие задачам школы в России) к уровню, при котором у школьника не может сложиться должного представления о самых значительных явлениях русской словесности в историческом развитии, в основополагающих национальных устремлениях к человечности и любви, в соцветье важнейших ее идеалов, патриотизма, пафоса созидания, уважения к труду, стремления к Истине, добру, справедливости и вере в окончательную победу добра».

Переходя к конкретным «купюрам», которым составители программы подвергли классику русской литературы, академик Троицкий отмечает: «Чтобы погасить в учащихся духовный огонь (а для чего же еще?!), авторы-составители исключили из программы... Н.В. Гоголя.
Судя по отбору произведений, можно предположить, что их «полицейские души» дрожат при одном воспоминании о лирической Русь-тройке!
А тут еще патриотический «Тарас Бульба» – вершина романтического творчества великого писателя!..

Можно ли допустить, по мнению «полицаев мысли», чтобы современный школьник знал и помнил вдохновенную речь Тараса Бульбы о товариществе?!
А последние слова повести – так прямо по сердцу режут русофобов: «Да разве найдутся на свете такие огни и муки и такая сила, которая пересилила бы русскую силу!»...
А незабываемые трагические сцены ужасного, но праведного суда Тараса над сыном-изменником?!
Нынешним школьникам, думают, наверное, «полицаи мысли» из РАО, это ни к чему: вдруг молодежь осознает, что есть предательство, и отшатнется от него?.. Мужество Остапа...
К чему это нынешним? Пусть лучше ищут свою панночку. Так?
А тут еще «Страшная месть». А ну прочтут и соблазнятся... ненавистью к изменникам?
Изымать творчество Н.В. Гоголя из школьной программы – значит лишать молодое поколение завещанных ему сокровищ.
Это – откровенное преступление перед нацией, перед молодыми поколениями русских людей. Не меньше!

И это преступление должно быть осуждено властью, если она считает себя хоть сколько-нибудь обязанной служить народному благу. Виновники этого преступления должны быть отстранены от возможности продолжать вредительскую деятельность в образовании, а в государственные программы для школы должна быть возвращена русская классика».

Рассматривая далее список произведений, включенных в новую программу, академик продолжает: «Из списка произведений А.С. Пушкина, например, убрали патриотическое стихотворение «К Чаадаеву», испокон века входившее в школьные программы.
По соображениям «полицейского» характера (а то, почему же еще?!) изъяли «Я памятник себе воздвиг...», ну, разумеется, и «главное» произведение – «Евгений Онегин».
Из М.Ю. Лермонтова, разумеется, убрали стихотворение «Нет, я не Байрон...», чтобы никто не вспомнил, что поэт – «с русскою душой», да еще «Смерть поэта», «Родина» (последнее изъято, наверное, потому, что, Лермонтов, как было признано, понимает любовь к отечеству, к России «истинно, свято, разумно» (Н.Добролюбов)).
О «Герое нашего времени» и речи нет. Зачем? Это же будит мысль.
А наш ученик, как выразился один из нынешних министров образования, «не должен рассуждать: он должен делать то, чему его научили» (Каково сказано! На века. Очень чувствуется, что это – слова современного министра образования!).

В числе писателей ХХ века, включенных в программу, не нашлось места для неповторимо-колоритного художника слова и страстно-учительного И.С. Шмелева, создавшего картины, «набирающие жизнь-силу от корней Родины», от русских корней.
Чужаками-составителями был «забыт» В.И. Белов, написавший, в числе многих замечательных произведений, в назидание и для утверждения памяти наших современников, отторгнутых от корней культуры пресловутой цивилизацией, – необыкновенный «Лад».
Составители не постыдились (да знают ли они, впрочем, что такое совесть?!) забыть и Н.М. Рубцова, гениальная поэзия которого – «тихий голос великого народа, потаенный, глубокий, скрытый» (Георгий Свиридов) – продолжает и сегодня звучать везде, где, опомнившись, вдруг восторженно произнесет русский человек свое русское имя и обратится к измученной чужеродным бесстыдством душе своей, к «русскому духу»!

Ох, не любят наши недруги, если где присутствует «русский дух» и «Русью пахнет»! Не любят!
Так и в русских сказках: всегда бежит от русского духа нечистая сила.
А мы, русские люди, просто обязаны встать стеною за наших гениев, иначе мы ничего не будем стоить!

Читать полностью: http://www.km.ru/v-rossii/2013/01/14/ob … na-i-dazhe

0

4

Сергей Ильвовский написал(а):

Жил Лев Николаич Толстой
Тачал сапоги себе сам он
Ходил по деревне босой. ©

Но иногда, когда он не тачал сапоги и по деревне не шлялся то, порой, и книжки писал. "Анну Каренину", например.

А у Анны в той книжке  брат был - Стива Облонский. И вот что Лев Николаич о нём написал когда-то очень-очень давно уже.

   

Степан Аркадьич получал и читал либеральную газету, не крайнюю, но того направления, которого держалось большинство. И, несмотря на то, что ни наука, ни искусство, ни политика, собственно, не интересовали его, он твердо держался тех взглядов на все эти предметы, каких держалось большинство и его газета, и изменял их, только когда большинство изменяло их, или, лучше сказать, не изменял их, а они сами в нем незаметно изменялись.
    Степан Аркадьич не избирал ни направления, ни взглядов, а эти направления и взгляды сами приходили к нему, точно так же, как он не выбирал формы шляпы или сюртука, а брал те, которые носят. А иметь взгляды ему, жившему в известном обществе, при потребности некоторой деятельности мысли, развивающейся обыкновенно в лета зрелости, было так же необходимо, как иметь шляпу. Если и была причина, почему он предпочитал либеральное направление консервативному, какого держались тоже многие из его круга, то это произошло не оттого, чтоб он находил либеральное направление более разумным, но потому, что оно подходило ближе к его образу жизни. Либеральная партия говорила, что в России все дурно, и действительно, у Степана Аркадьича долгов было много, а денег решительно недоставало. Либеральная партия говорила, что брак есть отжившее учреждение и что необходимо перестроить его, и действительно, семейная жизнь доставляла мало удовольствия Степану Аркадьичу и принуждала его лгать и притворяться, что было так противно его натуре. Либеральная партия говорила, или, лучше, подразумевала, что религия есть только узда для варварской части населения, и действительно, Степан Аркадьич не мог вынести без боли в ногах даже короткого молебна и не мог понять, к чему все эти страшные и высокопарные слова о том свете, когда и на этом жить было бы очень весело., Вместе с этим Степану Аркадьичу, любившему веселую шутку, было приятно иногда озадачить смирного человека тем, что если уже гордиться породой, то не следует останавливаться на Рюрике и отрекаться от первого родоначальника -- обезьяны. Итак, либеральное направление сделалось привычкой Степана Аркадьича, и он любил свою газету, как сигару после обеда, за легкий туман, который она производила в его голове. Он прочел руководящую статью, в которой объяснялось, что в наше время совершенно напрасно поднимается вопль о том, будто бы радикализм угрожает поглотить все консервативные элементы и будто бы правительство обязано принять меры для подавления революционной гидры, что, напротив, "по нашему мнению, опасность лежит не в мнимой революционной гидре, а в упорстве традиционности, тормозящей прогресс", и т. д. Он прочел и другую статью, финансовую, в которой упоминалось о Бентаме и Милле и подпускались тонкие шпильки министерству. Со свойственною ему быстротою соображения он понимал значение всякой шпильки: от кого и на кого и по какому случаю она была направлена, и это, как всегда, доставляло ему некоторое удовольствие. Но сегодня удовольствие это отравлялось воспоминанием о советах Матрены Филимоновны и о том, что в доме так неблагополучно. Он прочел и о том, что граф Бейст, как слышно, проехал в Висбаден, и о том, что нет более седых волос, и о продаже легкой кареты, и предложение молодой особы; но эти сведения не доставляли ему, как прежде, тихого, иронического удовольствия.

Может поэтому Лев Николаич - классик?

А будут ли таковыми Акунин или Быков через столько же лет - Бог весть...


А что? Очень актуальный вопрос.

0


Вы здесь » Частный Клуб » Панорама » В имении, в "Ясной Поляне">>